Свежие новости в мире

Оценена возможность эвакуации боевиков с «Азовстали»

Украина пытается перевести ситуацию с боевиками, засевшими на «Азовстали», из области военной в международно-правовую. К этому призвали три экс-президента Украины, вице-премьер Ирина Верещук заявила об очередном раунде переговоров, где посредником выступает Турция, переговорщиками – Международный Красный Крест и ООН, а их результатом, по словам Верещук, должен стать документ, регламентирующий, как именно будет проводиться эвакуация «сидельцев».

«Там сидят военные преступники, которые должны ответить по закону»


Парадокс в том, что вся эта принятая международная терминология – «дорожная карта», «подготовка к подписанию», «мандат ООН на переговоры» – на полном серьезе употребляется по отношению к боевикам запрещенного в России террористического «Азова», укрывшегося под землей от ответа за свои военные преступления.

Готова ли Россия пойти на переговоры и подписание каких-то документов – об этом беседуем с военным аналитиком, редактором издания «Арсенал Отечества» Алексеем Леонковым. 

— Честно говоря, не ясно, для чего по «Азовстали» подписывать какие-то документы? Они хотят в первую очередь вывести тяжелораненых? Так разве мы против? Причём здесь какие-то международные соглашения?

— Дело в том, что Киев пытается любым способом вывести этих людей на территорию Украины. Что они только для этого не делают! Уже привлекают и Папу Римского, и Антониу Гутерриша, и Илона Маска, и Эммануэль Макрон телефонную трубку оборвал… Явно оттуда пытаются вывести каких-то очень важных лиц, которых не хотят светить. 

— И что нам делать?

— Все просто: если вы хотите оттуда вывезти раненых, пожалуйста, выводите. Никаких препятствий. Мы их будем лечить, что, собственно, мы всегда и делаем. Восстанавливаем, оперируем, если это требуется. Но после этого все, кому положено, ответят перед судом.

— Понятно, что как раз суда они и боятся. Но мы-то сможем настоять на своем? Или теперь, когда подключили ООН с Папой Римским и Красный Крест, все-таки свои позиции сдадим?

— А что, собственно, такого не гуманного мы делаем, чтобы Красный Крест имел возможность предъявить к нам какие-то претензии? Красный Крест, кстати, это не эвакуационная команда. Его сотрудники должны оказывать медицинскую помощь, доставлять медикаменты. А Украина в данном случае пытается Международному Комитету Красного Креста придать несвойственные функции – сделать из него эвакуационную команду.  Вот потому Верещук и пытается что-то вещать про какой-то там хитрый договор.

— Странно как-то получается: заключить договор на сдачу в плен. В истории такого, пожалуй, ещё не было.

— Конечно. Такого никогда еще не существовало в природе.

— Неужели весь этот сыр-бор из-за каких-то важных личностей, которые все еще там сидят?

— Наверняка. Думаю, там остаются те, кому никак нельзя светиться. Сейчас приходит информация, что в «Азовстали» сидят израильские наёмники. Только что они там делают? И наёмники ли они вообще, или охранники кого-то ещё более значимого персонажа?  Вопрос остаётся открытым.

— Многие журналисты отмечают, что те фотографии, видеокадры и телеобращения, которые периодически передаются из «Азовстали», говорят о том, что снято все это очень профессионально – с поставленным светом, ракурсом съемки, хорошей аппаратурой. Работали явно не дилетанты. Как это объяснить?

— Вполне возможно, там находятся какие-то телепрофессионалы. Я это допускаю, так как с помощью этих фото- и видеосъёмок в мире затем поддерживается и раскручивается имидж «героев-защитников «Азовстали». Там у них, кстати, имеется спутниковая связь, через которую они передают все эти картинки.

— Не понимаю, почему бы там не поставить какую-нибудь нашу аппаратуру радиоэлектронной борьбы и не заглушить спутниковый сигнал, чтобы не позволять заниматься героизацией боевиков «Азова»?

— Честно говоря, я тоже этого не понимаю. Я, кстати об этом не раз говорил: необходимо перекрыть им все каналы связи, оставив только те, по которым они могли бы общаться только с нами.

А сейчас эти «сидельцы» делают из своей осады какую-то «героическую киноэпопею». Ежедневно выходят их ролики, показывающие миру их страдания. И также ежедневно требуют от нас режима тишины, который каждый раз заканчивается тем, что они занимают новые огневые позиции и начинают обстрел. После чего нашим ребятам в очередной раз приходится их оттуда «выкуривать».

И так каждый раз: вылезут, постреляют, получат ответ, потеряют своих бойцов, затем опять заползут в норы и давай записывать новые видеоролики.  

— Что у них там сегодня с продуктами?

— Заканчиваются. Они сами снимали видео, где якобы едят собачьи консервы: солят их и жуют. Насколько это всё достоверно, трудно сказать. Возможно, все это тоже делается с целью разжалобить мировую общественность. 

Тем, кому всё-таки удаётся оттуда выйти, говорят, что продукты у них ещё есть, а вот с водой плохо. Ну, а как вы догадываетесь, человек без еды может дольше продержаться, чем без воды. Пока так. Но я вам скажу, что мы никуда не торопимся и своими людьми рисковать не собираемся. Так что сейчас ежедневно и планомерно их обрабатывают с помощью огневых средств – это факт. Просто так сидеть там спокойно мы не даём.

— Ваш прогноз: сколько ещё там может продолжаться?

— Сложно сказать. Нет стопроцентный достоверной информации о том, что у них там на самом деле происходит.  Мы имеем только общие сведения.  Но, думаю, речь идёт о неделе-двух, в крайнем случае – месяце. Всё, как я уже говорил, упирается в наличие воды и продуктов. 

У них там под землёй есть генератор – независимый источник питания, который обеспечивает их электроснабжением. Не забывайте, что это место оборудовалось как бомбоубежище, рассчитанное, в том числе, на случай ядерной войны. То есть там имелись резервуары с водой. Электрогенератор обеспечивал свет, работу холодильников, для хранения продуктов. Чтобы ускорить процесс их выхода оттуда, необходима, конечно, огневая работа по этим объектам.  

К тому же они там используют хитрую тактику. Пытаются выходить на поверхность через различные инженерные коммуникации, канализационные люки через туннель, где проложены электросети.

— Разве мы не можем отследить эти точки выхода?

— Можем. Отслеживаем и уничтожаем такие проходы. То есть у нас идёт плановая, методическая работа…

Нам в очередной раз предлагают поддержать их сценарий, теперь уже международного шоу под названием «Героическая оборона «Азовстали». Оно рассчитано исключительно на западного обывателя. На нашу публику все это не действует, так как мы прекрасно понимаем, что там сидят военные преступники, которые должны ответить по закону.

— Короче, никаких документов подписывать не будем?

— Нет. В них нет никакого смысла. Мы и так придерживаемся всех требований Международного Комитета Красного Креста. Всем, кто выходит с «Азовстали», оказываем медицинскую помощь. Но ни в каких шоу с подписаниями участвовать, думаю, не будем.  

Источник

 Любые Услуги! Работа и Заработок.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × три =