Свежие новости в мире

Александр Хант снял фильм о трагедии обстрелявших полицию псковских подростков

На международном кинофестивале «Темные ночи», проходящем в Таллине, показали «Межсезонье» российского режиссера Александра Ханта, известного по своему дебюту «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». Судьба независимого проекта в России пока неизвестна.

Премьеры «Межсезонья» проходят в Европе, а судьба картины в России пока не известна

Кадр из фильма «Межсезонье».


В 2018 году мы с Александром Хантом побывали в Магадане на фестивале «Сталкер». Накануне своего приезда он бросил клич в соцсетях о том, что ищет 16-летних актеров для своей новой картины. К его приезду собрались десятки подростков, с каждым из которых Саша встретился в местном кинотеатре, разговаривал по 30–40 минут о жизни, детстве, взаимоотношениях с родителями. Примерно то же самое происходило в других городах. В Москве режиссер встречался с актерами, записывал их рассказы о детстве и юности. Ольга Лапшина вспоминает: «Саша приезжал к нам со съемочной группой, каждого расспрашивал — меня, Наталью Павленкову, других актеров. Все эти истории он должен был переработать. В начале фильма идут документальные кадры, где люди рассказывают подобные истории, но многое из собранного материала не вошло в готовый фильм. В финальных титрах всем, кто остался за кадром, высказана благодарность. Это внушительный список. С кем-то из потенциальных актеров Александр Хант общался в Интернете. Ребята заполняли анкеты, присылали самопробы. Александр попытался создать некий образ поколения современных школьников и их субкультуры.  

Картина, по словам продюсера Максима Добромыслова, представлявшего «Межсезонье» в Таллине, снималась как независимая: «Мы не хотели использовать государственные деньги, сделали фильм на добровольные пожертвования обычных людей, бюджет был скромный». Премьера «Межсезонья» состоялась на Варшавском международном кинофестивале, где картина отмечена наградами, а затем ее показали на престижном смотре восточноевропейского кино в Коттбусе. Дата российской премьеры неизвестна.  

Межсезонье.


Александра Ханта поразила псковская трагедия 2016 года, когда 15-летние Денис и Катя из поселка Струги Красные Псковской области обстреляли наряд полиции из окна дома, в котором забаррикадировались, а потом и сами расстались с жизнью. Современные Бонни и Клайд так отомстили родителям, с которыми не находили общего языка. Самое страшное в том, что не нашлось человека, который грамотно с ними мог поговорить и предотвратить трагедию. Беспомощность взрослых хорошо показана в фильме. Ужас еще и в том, что происходящее ребята выкладывали в соцсети, где их активно подзуживали и подталкивали к «подвигу». Александр Хант сознательно лишил героев главного оружия — мобильных телефонов и Интернета — и тем самым снизил накал произошедшего.

Молодых актеров в результате впечатляющего кастинга нашли в Москве и Петербурге. Имена реальных героев трагедии изменены, в фильме их зовут Даня и Саша. Девочку сыграла Женя Виноградова. Она чуть старше своей героини, ей 21 год. Интересно, что она не актриса, но занимается актерским кастингом. Внешность у нее инопланетная благодаря бездонным глазам. Мальчика сыграл опытный, хотя и юный 17-летний актер Игорь Иванов с богатой фильмографией. Надо было прошерстить множество городов, чтобы в итоге найти актеров в столицах. Так часто бывает в кино.

Лица на экране в основном незнакомые. Маму девочки сыграла Жанна Пугачева, маму мальчика — Ольга Саханова. В картине участвовало много непрофессиональных актеров. Самым колоритным оказался уральский художник и поэт Владимир Спартак, которого встретили на улице и пригласили сниматься. На экране он такой, как в жизни, — странный человек по прозвищу Дырявый, приютивший юных влюбленных в своем лесном жилище. И в жизни лицо Спартака напоминает карнавальную маску, оно ярко разрисовано. А говорит он афоризмами, рассказывает выдуманные истории, утверждает, что ему почти сто лет. Оператором «Межсезонья» стала жена режиссера Наталья Макарова. Финальные кадры, где из-за  деревьев появляются молодые ребята, и их целая рать, производят сильное впечатление. А брехтовский прием остранения, когда герои исполняют вставные номера наподобие зонгов, придают происходящему нечто инфернальное.  

Вне зоны доступа.


Съемки проходили под Екатеринбургом. Часть фильма снималась на пленку. Складывалось все драматично. На третий день съемок, как рассказал нам продюсер, героиня сломала руку, из кисти торчали спицы. Декорацию дома, в котором оборонялись подростки, построили в лесу. А потом выяснилось, что проехать к нему зимой невозможно. Пришлось ставить палатки и жить в лесу около двух месяцев. Лица на экране в основном незнакомые.

Отказ от мобильного телефона преподносится как поступок не только в «Межсезонье», но и во второй российской картине «Вне зоны доступа» Анны Курбатовой, которая участвовала в таллинской программе для юной аудитории. Она тоже о первой и трагической влюбленности, о подростке, переживающем сложные чувства. Он не может спрыгнуть с трамплина и побороть страх. Его отец, которого сыграл уроженец Таллина Кирилл Кяро, в состоянии только диктовать и подавлять. В качестве наказания он лишает отпрыска поездки в Испанию и отправляет на дачу к своей сестре. В компании друзей подросток тоже на время расстается с мобильным телефоном и находит развлечения как в старые добрые времена. Ребята забираются в заброшенный пионерский лагерь, а пионеры представляются им некими мифологизированными монстрами. Таков образ современного поколения школьников.

Источник

 Любые Услуги! Работа и Заработок.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × четыре =